на главную         
Василий Суриков
Суриков Биография Картины Эскизы   Рисунки Хроно   Музеи М.Нестеров Гостевая
Статья Бенуа  Рогинская  Пикулева  Маковский  Островский  Н.Шер  Г.Чурак Ф.Волынский  Арт-сайты
Воспоминания  Волошин  Глаголь  Минченков  А.И.Суриков  Тепин  Репин Кончаловская  Ченцова

Галина Пикулева. Творчество Василия Сурикова

  
» Живая память потомков
» Дом на Благовещенской
2 - 3
» Дорога в Академию
2 - 3 - 4 - 5
» «Вселенские сборы»
2 - 3
» «Утро стрелецкой казни»
2 - 3 - 4 - 5 - 6 - 7
» «Меншиков в Березове»
2 - 3 - 4
» Поездки в Европу - 2
3 - 4
» «Боярыня Морозова»
2 - 3 - 4 - 5 - 6
» «Затмение» в судьбе
2 - 3 - 4 - 5
» «Покорение Сибири...»
2 - 3
» «Переход Суворова...»
2 - 3 - 4
» Рубежи века - 2 - 3 - 4
5 - 6
» Человек - мера всех картин
2 - 3 - 4
Суриков   

Глава вторая - Дорога в Академию художеств, продолжение

Художник изобразил апостола Павла на картине стоящим в полный рост. Величественным жестом он вещал откровение: «Благодать вам и мир от Бога Отца нашего и Господа Иисуса Христа». Христианин был охвачен бесстрашием перед грозным судом восседавшего в тронном кресле иудейского царя Агриппы. А чувствительная сестра правителя Береника, любовница римлянина Тита, напротив, была готова принять изложенную проповедь. В глубине зала Суриков разместил римских легионеров и горожан - иудеев, размыкая тем самым пространство дворца, украшенного мраморными колоннами и статуями. Слово божье вылетало за аристократические стены, дабы стать услышанным народами мира.
Не будучи сторонником «гладкой» живописи, академист на этот раз прибегнул к обязательной классической лессировке, нанося тонкие слои прозрачных и полупрозрачных красок поверх плотного слоя и добиваясь объемной прорисовки деталей полотна, будь то складки мужских плащей или рельефные плиты пола античной постройки.
Произведение создавалось в правилах Павла Петровича Чистякова, даже во внешности его бородатого героя угадывались конкретные черты учителя Сурикова. Однако Совет Академии, подобно царю Агриппе, высказался о дипломной работе негативно. Большая золотая медаль не была вручена лидеру курса 1875 года вместе с правом поездки за границу. Возмущение профессора Чистякова не имело предела, в письме к художнику Василию Дмитриевичу Поленову он разразился тирадой: «У нас допотопные болванотропы провалили самого лучшего во всей Академии ученика Сурикова».

В другом письме к Поленову учитель был не менее откровенен, полагая, что Суриков - «редкий экземпляр», который «в шапку даст со временем ближним». Далее следовало своего рода провидческое сравнение: «Вы, Репин и он - русская тройка». Уверенный в перспективах отечественной реалистической живописи опытный профессор пускал трех учеников в стремительный бег по просторам России. В этом слышался гоголевский образный возглас: «Эх тройка! Птица тройка, кто тебя выдумал? Знать у бойкого народа ты могла только народиться, в той земле, что не любит шутить, а ровнем - гладнем разметнулась на полсвета, да и ступай считать версты, пока не зарядит тебе в очи... Эх кони, что за кони! Вихри ли сидят в ваших гривах! Чуткое ли ухо во всякой вашей жилке? Заслышав с вышины знакомую песню, дружно и разом напрягли медные груди и, почти не тронув копытами земли, превратились в одни вытянутые линии, летящие по воздуху, и мчится вся вдохновенная богом!»

Художники, включенные стараниями Чистякова в великолепную тройку, обладали чутким ухом на малейшее проявление фальши в искусстве и любую жилку своей натуры настраивали на вдохновенное живописание. Василий Дмитриевич Поленов в совершенстве развивал жанр лирического пейзажа в «Московском дворике», написанном с натуры в Трубниковском переулке вблизи Арбата и охватывавшем тихой радостью. Илья Ефимович Репин избрал симфоническое звучание палитры. Он заявил о своей позиции в картине «Бурлаки на Волге», где воплощал созревавшие силы русского народа, которого невозможно связать тягостной лямкой неволи.

Младший из впряженных в «тройку» Суриков не был огорчен отказом Совета Академии вручить ему заслуженную медаль. Вызвавшая конфликтную ситуацию картина «Апостол Павел объясняет догматы веры», которой он уделил немало старания, вскоре показалась ему «чужая, и я ей чужой». За стенами академического здания на Васильевском острове бурлила полная демократических идей жизнь. Писатель Михаил Ефграфович Щедрин, наблюдая ее проявления, констатировал в журнале «Отечественные записки»: «Искусство перестает быть секретом, перестает отличать званных от незваных, всех призывает и за всеми признает право судить о совершенных им подвигах». Начиная с 1871 года на ежегодных выставках художники, которые включились в Товарищество передвижников и были охвачены духом перемен в изобразительном искусстве, показали новаторские по содержанию произведения. В фонд отечественной культуры вошли "Грачи прилетели" А.Саврасова, "Сосновый бор" И.Шишкина, "Охотники на привале" В.Перова, "Петр I допрашивает царевича Алексея Петровича в Петергофе" Н.Ге, "Христос в пустыне" И.Крамского.
Василий Суриков посещал и намеревался участвовать в независимых экспозициях, и его останавливало только консервативное отношение академического руководства к передвижникам, которое не приветствовало участие в их делах преподавателей и стипендиатов.

В ноябре 1875 года он, наконец, получил право собственного выбора вместе с дипломом на звание классного художника первой степени и чином коллежского секретаря. «Конечно, дело, что чин мне не особенно нужен, но все-таки я начальство, в спину могу давать! Вот ты и возьми меня! Вот оно куда пошло!» - не без шутки известил Суриков родных в марте 1876 года. На той же страничке он серьезно рассказал о том, что с января перестал получать содержание от Петра Ивановича Кузнецова: «Я сам хочу теперь самостоятельно работать». Настойчивый Чистяков продолжал хлопотать перед академическим Советом о двухгодичной поездке своего ученика за границу. Министр императорского двора А.В.Адлерберг удовлетворил обращение подведомственного учебного заведения, но строго предупредил: «Чтобы этот случай не мог служить в будущем примером для подобных же ходатайств». Ощутив бюрократическую холодность этой бумаги, выпускник Академии художеств отказался от предложения отправиться за ее счет в Европу. В его кармане лежал картон железнодорожного билета в Москву. В Красноярск ушло письмо с новым адресом: «У Пречистенских ворот, дом Осиповского, квартира № 9».


следующая страница »

"Мы пожимаем плечами на странные заблуждения, на напрасные, бесцельные мученичества, но не стоим уже на стороне этих хохочущих бояр и попов, не радуемся с ними... с жалостью смотрим на глумящихся мальчишек... Нам за них только жалко, печально и больно. Нет, мы симпатичным взором отыскиваем в картине уже другое: все эти поникшие головы, опущенные глаза, тихо и болезненно светящиеся... Люди сжатые и задавленные...- как во всем тут верно нарисована старая, скорбящая, угнетенная Русь!.."


Суриков


Василий Суриков, artsurikov.ru © 1848-2014. Все права защищены. Пишите письма: mail (собака) artsurikov.ru
Копирование или использование материалов - только с письменного разрешения Василия Сурикова


Rambler's Top100