на главную         
Василий Суриков
Суриков Биография Картины Эскизы   Рисунки Хроно   Музеи М.Нестеров Гостевая
Статья Бенуа  Рогинская  Пикулева  Маковский  Островский  Н.Шер  Г.Чурак Ф.Волынский  Арт-сайты
Воспоминания  Волошин  Глаголь  Минченков  А.И.Суриков  Тепин  Репин Кончаловская  Ченцова

Галина Пикулева. Творчество Василия Сурикова

  
» Живая память потомков
» Дом на Благовещенской
2 - 3
» Дорога в Академию
2 - 3 - 4 - 5
» «Вселенские сборы»
2 - 3
» «Утро стрелецкой казни»
2 - 3 - 4 - 5 - 6 - 7
» «Меншиков в Березове»
2 - 3 - 4
» Поездки в Европу - 2
3 - 4
» «Боярыня Морозова»
2 - 3 - 4 - 5 - 6
» «Затмение» в судьбе
2 - 3 - 4 - 5
» «Покорение Сибири...»
2 - 3
» «Переход Суворова...»
2 - 3 - 4
» Рубежи века - 2 - 3 - 4
5 - 6
» Человек - мера всех картин
2 - 3 - 4
Суриков   

Глава пятая - «Меншиков в Березове», продолжение

Восседая в доморощенном боярском кресле, светлейший князь окунулся в ведомые ему думы. Может, припомнился ему недавний бесславный проезд через Тобольск, когда на берегу Иртыша злорадствовавшая толпа кидала в возок с ссыльными комья мокрой земли. Меншиков обратился тогда к хулителям: «В меня бросайте, пускай мщенье обрушивается на мне одном, но оставьте в покое бедных, невинных детей моих». Это была расплата за тот переворот, который Петр и его соратники совершали в умах народа, не осознавшего его настоящий смысл. Потому падали в хлюпавшую грязь поспешные государственные реформы, которые добывались любой ценой, будь то погубленные жизни стрельцов или наследника трона Алексея Петровича, под смертным приговором которому стояла размашистая подпись Меншикова. Расшатанную страну постигла череда дворцовых переворотов, поощряемых корыстной родней российского императора.
От придворной суетности Александр Данилович уходил в исконное мужское дело. Об этом есть запись в Словаре достопамятных людей русской земли, составленном Д. Бантыш-Каменским: «Меншиков в Березове не роптал на судьбу, покорялся ей со смирением и одобрял детей своих... Построил с помощью служителей своих деревянный домик на крутом берегу реки Сосвы, развел там огород и скопил из получаемых им денег такую сумму, что соорудил на нее церковь во имя Спаса, работая при строении сам с топором в руках». В домовом храме Александр Данилович «звонил в колокол, когда наступало время церковного служения, исправлял должность дьячка, пел на клиросе и говорил потом простолюдинам назидательные поучения». Светлейший скончался в ноябре 1729 года. Через сорок лет Спасская церковь сгорела, могилу ее строителя размыли вешние воды Сосвы...
Суриков воскресал канувшее в небытие в приемах станкового письма, вторя строфе «Фауста» Гёте:

Вы снова здесь, изменчивые тени,
Меня тревожащие с давних пор,
Найдется ль наконец вам воплощенье,
Или остыл мой молодой задор?

В картине мерцала лампада у образов Вседержавного Христа и Божьей матери. Большую часть обстановки меншиковской избы составляла церковная утварь: деревянный подставец с серебряными окладами потемневших икон, бархатная скатерть с парчовой вышивкой, молитвенник в кожаном переплете, пузырек, наполненный лампадным маслом. Художник мастерски касался кистью каждого предмета, характеризуя миротворное состояние изображенных на холсте людей. Работавший в двадцатом веке художник Борис Иогансон сопоставлял полифоническую гамму Сурикова с библейскими полотнами великого Рембрандта, он называл полотно «Меншиков в Березове» красочной симфонией мирового значения. Михаил Нестеров тоже не переставал восхищаться «самоцветными, звучными, как драгоценный металл, красками».
К заполнившему пространство рабочей комнаты полотну размером 169 на 204 сантиметра мастер то подходил вплотную, нанося недостающие вкрапления масла, то отходил в коридор, чтобы уточнить детали панорамной конструктивности своего произведения. Наконец, он привычно поставил «В.Суриков. 1883 г.» и стал готовиться к показу на одиннадцатой передвижной выставке.

Товарищество художников собралось в марте 1883 года в петербургском доме Юсупова на Невском проспекте. Их произведения в который раз подвергались шумному обсуждению устно и в печати. Писатель Глеб Успенский посвятил свой очерк в журнале «Отечественные записки» разбору полотна Николая Ярошенко «Курсистка», разглядев в девушке из разночинной среды, идущей по вечернему городу на занятия в скромной черной шапочке, с книгой в руках, «новый, народившейся, небывалый и светлый образ человеческий». Критик Стасов, обратив пристальное внимание на «Крестный ход в Курской губернии» Ильи Репина - шествие всея Руси - от помещиков и купцов-толстосумов до юродивых и нищих, констатировал, что это торжество реалистического искусства второй половины XIX века. Пожалуй, только Николай Крамской, уставший от постоянной борьбы с академической школой, сделал уступку в сторону рафинированной эстетики в картине «Неизвестная», где наряженная в жемчуга и меха светская дама взирала на прохожих из открытого элегантного экипажа.

Столкнувшись с Суриковым, который поднимался по лестнице в зал, Крамской заявил, что не понял построения его картины: «Ведь если ваш Меншиков встанет, то он пробьет головой потолок». Оппонент Василия Ивановича, казалось, не ведал, что объем деревенской рубленой избы своим устройством разительно расходился в параметрах со столичными юсуповскими апартаментами. К тому же мастер сознательно занижал уровень композиции и перспективного обзора, чтобы зрители достоверно познали душную атмосферу, в которой был заточен противниками деятельный сподвижник царя-реформатора.
Илья Репин поддержал позицию коллеги в послании к Павлу Третьякову: «Картину Сурикова все больше и больше одобряют». Действительно, чем больший отсчет вело время, тем яснее обозначалось новаторство создателя полотна «Меншиков в Березове». Художник и реставратор Игорь Грабарь писал, что здесь нет «ни одного миллиметра пустой живописи, ни одного однообразно положенного мазка - все насыщенно цветом и с такой расточительностью, которая по плечу только гениям».


следующая страница »

Рекламный блок наших партнеров:
•  Нужен переплет - диплoм переплет срочно!

Самое ценное в Сурикове - глубокая правда мистической поэзии. Несмотря на грубость формы, картины Сурикова - магические сны. Такого дара сновидца я не знаю ни в ком из наших художников. Может быть, этим и объясняются его недостатки - ограниченностью вкуса и сознательного умения в сравнении с надсознательною прозорливостью. Уайльд сказал о Браунинге - "он заикается тысячью ртов". О Сурикове хочется сказать: он вдохновенно-косноязычен.


Суриков


Василий Суриков, artsurikov.ru © 1848-2014. Все права защищены. Пишите письма: mail (собака) artsurikov.ru
Копирование или использование материалов - только с письменного разрешения Василия Сурикова


Rambler's Top100