на главную         
Василий Суриков
Суриков Биография Картины Эскизы   Рисунки Хроно   Музеи М.Нестеров Гостевая
Статья Бенуа  Рогинская  Пикулева  Маковский  Островский  Н.Шер  Г.Чурак Ф.Волынский  Арт-сайты
Воспоминания  Волошин  Глаголь  Минченков  А.И.Суриков  Тепин  Репин Кончаловская  Ченцова

С.Ф.Рогинская. Творчество Василия Сурикова. Высший этап развития исторической живописи

» Первая
» Вторая
» Третья
» Четвертая
   
  
Исцеление слепорожденного Иисусом Христом
Судьба Василия Ивановича Сурикова родственна судьбам большинства художников-передвижников. Как и многие из них, он вырос вдали от столиц; преодолевая большие трудности, сумел поступить в Академию художеств. Суриков родился в Красноярске в 1848 году, в казацкой семье (предки его, по-видимому, некогда жили на Дону и пришли в Сибирь при Иоанне Грозном - с Ермаком). Прадеды художника участвовали в красноярском бунте XVIII века, и род Сурикова гордился этими вольнолюбивыми предками. Современный исследователь творчества Сурикова В.С.Кеменов пишет: «Через род Суриковых он чувствовал себя как бы участником истории XVI-XVII веков».
Уклад жизни Сибири во многом сохранил тот облик, который уже давно исчез в центральной части европейской России. Это отмечают положительно все биографы Сурикова.
Но детство и ранняя юность художника питались и другими впечатлениями. Отец его, в сущности, прямого отношения к казачеству уже не имел. Он служил в земском суде, был человеком начитанным и для своей среды образованным. Был он одарен музыкально и немного рисовал. А близкие родственники Сурикова серьезно увлекались живописью. Это дает возможность понять, почему призвание юноши было встречено сочувственно в его семье, а также и то, почему впоследствии Суриков так легко сдал необходимые экзамены по общеобразовательным предметам, которые для многих молодых провинциалов оказывались камнем преткновения.
Дарование будущего художника было замечено и поддержано еще школьным учителем рисования Н.Б.Гребневым. Возникает мечта об Академии. Но осуществление ее долго кажется невозможным. Семья лишилась отца. Молодой Суриков, как и в свое время Крамской и многие другие, принужден был рано включиться в борьбу за существование.
После нескольких лет неблагодарного и томительного прозябания в качестве рядового писца Сурикову при поддержке местного мецената, рыбопромышленника П.И.Кузнецова, удается не только добраться до Петербурга, но и посвятить несколько лет обучению, не заботясь о заработке. Сурикову не сразу удалось поступить в Академию. Первая неудача, весной 1869 года, не обескураживает его. После подготовительных занятий в школе Общества поощрения художеств осенью того же года он снова держал экзамены и на этот раз был принят.
В Академии бесспорное дарование молодого художника было очень скоро замечено. В дальнейшем благодаря советам и поддержке П.П.Чистякова академическая школа оказалась действительно плодотворной для Сурикова, развила присущий ему исключительный дар композиции. Общение с представителями передовой художественной общественности, видимо, началось у Сурикова вскоре же по приезде в Петербург. Уже в 1870 году «Художественный автограф», который издавался санкт-петербургской Артелью художников, воспроизводит первую самостоятельную картину Сурикова - «Вид памятника Петру I на Сенатской площади в Петербурге». Об академических работах Сурикова говорила печать. Репродукции с его картины печатались в журналах («Пир Валтасара», 1874). О картине «Апостол Павел объясняет догматы веры в присутствии царя Агриппы», написанной по конкурсной программе, тепло отозвался Прахов. Этой картиной Суриков закончил обучение в Академии. Однако никому из конкурентов, в том числе и Сурикову, не была присуждена большая золотая медаль.
Остается неясным, почему Суриков отказался от выхлопотанной для него Академией суммы на заграничное путешествие. Не потому ли, что, как многие передвижники - как Перов, Максимов и Клодт, Шишкин и другие, - он полагал, что молодое дарование должно зреть на родной почве?
Во всяком случае, он предпочел заказ на исполнение картин, изображающих четыре Вселенских собора христианской церкви для строящегося в Москве храма Христа Спасителя. Вряд ли следует расценивать работу над этими обширными композициями как случайное явление в творческой биографии Сурикова. Тема Соборов, с их острыми дискуссиями, которые кончались часто трагически для инакомыслящих, еретиков, отвечала складу дарования Сурикова.
Правда, его стремление дать в этих композициях образы драматические, исполненные кипением борьбы, все время наталкивались на противодействие сверху. Специальная комиссия настаивала на том, чтобы действующим лицам художник придал более благообразный вид. Приходилось «причесывать» их и в прямом и в переносном смысле этого слова (прилаживать бороды, смирять буйную копну волос одного из спорщиков и т.д.). И все же «Соборы» дали Сурикову опыт композиционного построения многофигурных полотен, который был столь необходим для последующих картин.
Суриков, бесспорно, был знаком с некоторыми выдающимися деятелями передвижничества - вспомним его связи с Артелью. Однако после переезда в 1878 году в Москву происходит первое тесное сближение Сурикова с вернувшимися из Европы Поленовым, Репиным, В.Васнецовым и всей московской «колонией», увлеченной тем же, что и Суриков, - отечественной историей и русской стариной. Репин писал в эти годы «Царевну Софью», Васнецов делал первые шаги в области русской былины, сказки и древних эпосов. Ап.Васнецов рассказывает о том, что именно в этой компании он видел Сурикова в Абрамцеве: «Здесь я встретился с художниками из славной плеяды передвижников: Репиным, Поленовым, Суриковым и др.». Первой значительной работой, в которой раскрылось яркое дарование Сурикова как исторического живописца, была картина «Утро стрелецкой казни» (1881, Государственная Третьяковская Галерея)- Когда она появилась на 9-й Передвижной выставке 1881 года, стало очевидным, что движение передвижников подготовило появление замечательного исторического живописца. В картине Сурикова получили свое дальнейшее развитие принципы «хоровой» картины, которые были заложены в русском искусстве предшествующих десятилетий.
Сюжетный замысел «Утра стрелецкой казни» раскрывается у Сурикова, как и в ряде полотен его современников и предшественников, посредством острых и резких противопоставлений. Применение этого принципа придает картине драматическое звучание, доходящее до подлинной трагедийности. В картине противопоставлены две группы персонажей, за которыми как бы встают исторически сложившиеся общественные силы: слева - стрельцы и примыкающий к ним народ, справа - Петр со своей свитой и ряды войск. Это противопоставление подчеркнуто выделением двух фигур - стрельца, кланяющегося народу перед казнью, и Петра (он единственный - на коне), - возвышающихся над толпой. Фигура стрельца не может остаться незамеченной - она помещена в геометрическом центре картины, на пересечении ее диагоналей. Стрелец стоит спиной к Петру и кланяется народу. Поза его не вызывает ощущения ни покорности, ни униженности.
Противопоставление многократно повторено. Отмечен всеми исследователями поединок взглядов рыжебородого стрельца и Петра.

 Этапы пути:   Первый Второй Третий Четвертый Пятый Шестой Седьмой Восьмой Девятый Десятый

следующая страница »

Значение Сурикова как гениального ясновидца прошлого для русского общества огромно и все еще недостаточно оценено и понято. Никакие археологические изыскания, никакие книги и документы, ни даже превосходные исторические романы не могли бы так сблизить нас с прошлым, установить очаровательную, желанную связь между отрывочным нынешним и вечным, но забытым прошлым. Нет ничего более грустного в нашей жизни, как сознание изолированности настоящего дня, момента...


Суриков


Василий Суриков, artsurikov.ru © 1848-2014. Все права защищены. Пишите письма: mail (собака) artsurikov.ru
Копирование или использование материалов - только с письменного разрешения Василия Сурикова


Rambler's Top100