на главную         
Василий Суриков
Суриков Биография Картины Эскизы   Рисунки Хроно   Музеи М.Нестеров Гостевая
Статья Бенуа  Рогинская  Пикулева  Маковский  Островский  Н.Шер  Г.Чурак Ф.Волынский  Арт-сайты
Воспоминания  Волошин  Глаголь  Минченков  А.И.Суриков  Тепин  Репин Кончаловская  Ченцова

Галина Пикулева. Творчество Василия Сурикова

  
» Живая память потомков
» Дом на Благовещенской
2 - 3
» Дорога в Академию
2 - 3 - 4 - 5
» «Вселенские сборы»
2 - 3
» «Утро стрелецкой казни»
2 - 3 - 4 - 5 - 6 - 7
» «Меншиков в Березове»
2 - 3 - 4
» Поездки в Европу - 2
3 - 4
» «Боярыня Морозова»
2 - 3 - 4 - 5 - 6
» «Затмение» в судьбе
2 - 3 - 4 - 5
» «Покорение Сибири...»
2 - 3
» «Переход Суворова...»
2 - 3 - 4
» Рубежи века - 2 - 3 - 4
5 - 6
» Человек - мера всех картин
2 - 3 - 4
Суриков   

Глава третья - «Вселенские сборы» в храме Христа Спасителя

После окончания Академии художеств Суриков получил официальный заказ, позволивший ему ощутить уверенность в мире искусства. Он сообщил родным в апреле 1877 года о том, что ему поручили выполнить фресковую роспись в храме Христа Спасителя: «Дали очень трудные сюжеты, и именно: диспуты на вселенских соборах. Картина будет громадная - 7 аршин высоты и пять аршин ширины... Стало быть, придется по величине, если сравнить, расписать всю стену нашего дома, выходящую на Благовещенскую улицу, от тротуара до крыши! Если только не больше». Академия на этот раз проявила благожелательность и предоставила выпускнику мастерскую для изготовления предварительных эскизов на картоне, которые предстояло перенести в натуральном масштабе в интерьер построенной в центре Москвы православной церкви. Инициатором возведения главного храма в России выступил в декабре 1812 года после разгрома армии Наполеона император Александр I. В манифесте-обращении к победителям нашествия говорилось: «В сохранении вечной памяти того беспримерного усердия, верности и любви к Вере и Отечеству, какими в сии трудные времена превознес себя народ Российский, и в ознаменование благодарности нашей к Промыслу Божию, спасшему Россию от грозившей ей гибели, вознамерились Мы в престольном граде Нашей Москве создать церковь во имя Спасителя Христа... Да благословит Всевышний назначение наше. Да совершится оно».

Призыв русского царя поддержали соотечественники, жертвовавшие на благое дело фамильные драгоценности, церковные образа, крупные денежные суммы. Среди архитекторов - конкурсантов проекта были ученик Баженова Воронихин, создатель Казанского собора в Петербурге, строитель Большого театра Михайлов, итальянский зодчий Джакомо Кваренги. Окончательный выбор комиссия сделала после просмотра плана Витберга, учившегося в Академии художеств по классу исторической живописи. Он поражал грандиозностью, которая казалась под стать месту закладки храма - Воробьевым горам. Общий ансамбль составлял от набережной до верхней точки 230 метров, в него входила лестница стометровой ширины, две церкви с сорока восемью колоколами, их звон могли услышать благодаря природной акустике все москвичи. Гравюра А.Афанасьева запечатлела многолюдные цепочки священнослужителей, военных, горожан, заполнивших склоны Воробьевых гор в торжественный момент закладки храма Христа Спасителя в сентябре 1817 года. Однако замысел Александра Лаврентьевича Витберга не получил воплощения из-за сырой местности с близлежащими подземными водами, которые могли размыть и обрушить фундаменты и мраморные каменья - основу строительных материалов. После кончины Александра I заботы о храме принял Николай I. Новое место постройки было избрано вблизи Кремля, куда в сентябре 1839 года перенесли камень с Воробьевых гор, освященный митрополитом Филаретом в присутствии паря и великого князя Михаила Павловича. Монаршей волей для исполнения проекта был назначен Константин Андреевич Тон. Его известность составили архитектурные деяния по всей России, зодчему стали подвластны Кремлевский дворец, колокольня Симонова монастыря, Малый театр в Москве, академическая набережная с египетскими сфинксами и храм Великомученицы Екатерины в Петербурге, собор в Ельце, Ипатьевский монастырь в Костроме. Константин Тон соорудил станции железной дороги на пути из Петербурга в Москву. За пределами России в античной Италии он выполнил проект дворца цезарей на Палантинском холме, на который обратил внимание Николай I.

Храм Христа Спасителя в трактовке Константина Тона наследовал традиции византийского стиля, воспринятого в древнерусской церковной архитектуре. В его основании находился равноконечный крест с выступами в углах здания. Постройка имела симметричные четыре фасада, украшенные стройными столбами, поддерживавшими карнизы с рельефными арками. В часы службы перед верующими раскрывались резные дубовые двери. Храм венчали четырнадцать колоколов и пять куполов, из них центральный - самый крупный, доминировал в воздухе над Москвой великолепной золотой округлостью. Для внешней отделки стен использовали белый мрамор, который добывали в селе Протопопове Коломенского уезда, нижняя часть здания облицовывалась гранитом. Размеры храма в старой системе мер составляли в высоту 48 сажен, длина каждой из сторон - 39 сажен, на позолоту глав ушло более 25 пудов ценного металла, в совокупности купола и крыша весили 107686 пудов. Внутри здания 600 квадратных сажен отводились для 7000 молящихся перед алтарем размером в 400 аршин. В разворачивавшемся за входом коридоре располагалась каменная летопись с описанием событий Отечественной войны 1812 года и фамилиями погибших в боях офицеров. Напротив почитаемого верующими горнего места было высечено: «Да простоит сей храм многие веки, и да курится в нем кадило благодарности позднейших родов, вместе с любовию и подражанием к делам их предков».

К художественным росписям интерьера привлекались ведущие мастера второй половины XIX века. Живописные работы начались со свода главного купола. Изображение восседавшего на небесном престоле Господа Саваофа в окружении парящих ангелов выполнил профессор Академии художеств Алексей Марков вместе с представителем крыла передвижников Иваном Крамским. Купольный пояс с фигурами Спасителя, Богоматери, пророков и апостолов расписывал академический профессор Петр Басин. К библейским сюжетам на пилонах - внутренних столбах храма, запечатлевших Преображение, Воскресение и Вознесение Христа, Сошествие Святого духа на апостолов, касалась рука ректора Академии художеств - властного Федора Бруни. Иконы в царских вратах писал салонный живописец Тимофей Нефф. Убранство «Тайной вечери» в алтарной нише было поручено обладавшему в Петербурге громким именем Генриху Семирадскому.


следующая страница »

Василий Суриков: "Я не понимаю действия отдельных исторических личностей без народа, без толпы". И в его картине есть цельный, психологический и пластически завершенный образ толпы, вобравший в себя сложность и многогранность русского общества XVII века; в то же время каждый персонаж - это личность яркая и значительная, со своей неповторимой индивидуальностью, характером и внутренним миром, своим отношением к происходящему. Среди них боярышни и нищие старухи с сумой через плечо, странники и монашенки, вездесущие мальчишки и сидящий прямо на снегу босоногий юродивый в рубище, с пудовыми веригами, стрельцы и попы.


Суриков


Василий Суриков, artsurikov.ru © 1848-2014. Все права защищены. Пишите письма: mail (собака) artsurikov.ru
Копирование или использование материалов - только с письменного разрешения Василия Сурикова


Rambler's Top100