на главную         
Василий Суриков
Суриков Биография Картины Эскизы   Рисунки Хроно   Музеи М.Нестеров Гостевая
Статья Бенуа  Рогинская  Пикулева  Маковский  Островский  Н.Шер  Г.Чурак Ф.Волынский  Арт-сайты
Воспоминания  Волошин  Глаголь  Минченков  А.И.Суриков  Тепин  Репин Кончаловская  Ченцова

Галина Пикулева. Творчество Василия Сурикова

  
» Живая память потомков
» Дом на Благовещенской
2 - 3
» Дорога в Академию
2 - 3 - 4 - 5
» «Вселенские сборы»
2 - 3
» «Утро стрелецкой казни»
2 - 3 - 4 - 5 - 6 - 7
» «Меншиков в Березове»
2 - 3 - 4
» Поездки в Европу - 2
3 - 4
» «Боярыня Морозова»
2 - 3 - 4 - 5 - 6
» «Затмение» в судьбе
2 - 3 - 4 - 5
» «Покорение Сибири...»
2 - 3
» «Переход Суворова...»
2 - 3 - 4
» Рубежи века - 2 - 3 - 4
5 - 6
» Человек - мера всех картин
2 - 3 - 4
Суриков   

Глава восьмая - «Затмение» в судьбе художника, продолжение

Старинную игру сибиряков Василий Иванович прекрасно знал со времен юности, о чем поведал своим собеседникам: «В "Снежном городке" я написал то, что сам много раз видел... Мне хотелось передать в картине впечатление своеобразной сибирской жизни, краски ее зимы, удаль казачьей молодежи». Масленичная забава, азартно разыгрываемая взрослыми и детворой, состояла в том, что через стену сооруженной местными умельцами снежной крепости с зубцами и ледяными пушками пробивались всадники, оседлавшие коней, а собравшиеся вокруг «болельщики» старались хворостинами и окриками напугать их и заставить свернуть в сторону. В результате побеждал самый напористый и ловкий казак, не устрашившийся никаких преград.
Художник выбрал для натурного письма гульбище в селе Ладейском, расположенном на побережье Енисея, за руслом которого высились холмы, синевшие в отсветах предвесеннего неба. Если в предыдущих Суриковских полотнах события теснились в городской замкнутости, то теперь живопись просторного пейзажного фона словно вздохнула полными легкими. Не случайно Василий Иванович советовал дочерям: «Дышите, девочки, сильнее, здесь воздух - рубль фунт. Это не в Москве, что дышать нечем». Хотя влияния предыдущих находок, особенно изобразительности «Боярыни Морозовой», Суриков не собирался избегать. На переднем плане «Взятия снежного городка» вздымались пласты снега, белизна которых оттенялась охрой и бирюзой. Морозовским отголоском можно считать вещественность санной повозки, где торчала наружу пожухлая солома, напоминавшая суровое ложе закованной в цепи раскольницы. Бытовая роспись саней, расположенных в правой части композиции, контрастно опровергала однотонную гамму. Спинка сидения деревенской кошевы была покрыта ковром с орнаментом из красных и голубых цветов, сочетавшихся с зелеными листьями. Эта деталь обращала зрителей к центру полотна, где разворачивалась настоящая «битва» синих, бурых, бордовых, оранжевых красок, вступавших в соперничество с не менее разнообразными человеческими состояниями.

Жители из села Ладейского по просьбе художника и в ожидании обещанного вознаграждения выстроились в скученную группу людей, изгонявших с помощью прутьев и снежных комьев всевластие мороза. В прощеное воскресение художник определился в общем плане полотна, хотя образ главного персонажа «Городка» не выделился пока из разгульной толпы. Крепость соорудили с помощью соседей в благовещенском дворе, и приглашенный к участию усатый печник Дмитрий, одетый в шапку Александра Ивановича Сурикова и серые валенки, раз за разом штурмовал обледеневшие стены. Наконец, был уловлен нужный момент, когда победитель игры, взмахнув обеими руками, воспарял в прыжке и «прорывал» пространство холста, устремляясь навстречу создателю и будущим неравнодушным сторонникам его произведения. При этом он сбивал с ног оторопевшего соперника в рыжем тулупе и вызывал хохот у здоровенного парня в белой шубе, перепоясанной красным кушаком. Остальные типажи «Взятия снежного городка» тоже явились из сибирской повседневности. В селе Дрокино Василий Иванович присмотрелся к внешности мужика по фамилии Нашивочников и включил его бородатый растрепанный профиль, лохматую собачью доху в левый план картины. Справа восседал в возке, запряженном гнедой лошадью, младший Суриков, закутанный в шубу с поднятым воротником. Рядом с Александром Ивановичем рассматривали зажигательное зрелище боярышня в цветастом платке и дворянская дочь в горностаевой пелерине. Это были родственница художника Татьяна Доможилова и жена красноярского врача Екатерина Рачковская. На одной улице с Суриковым жила девушка, которую он изобразил на картине в пестром платке и накидке с меховой оторочкой. Художника пленила ее белозубая улыбка, задорная открытость серых глаз. Писатель Сергей Глаголь, видавшийся с Василием Ивановичем, справедливо замечал, что в колоритных персонажах его масленичной картины «еще больше чего-то настоящего русского, удивительно близкого нам и так хорошо знакомого глазу».
После завершения «Взятия снежного городка» Суриков продолжил в игре красок существование ее героинь. В портрете Екатерины Александровны Рачковской, получившем название «Сибирская красавица», художник изобразил хорошо знакомую его семье женщину в атласной шали, покрывшей ее каштановые волосы, и расшитом золотыми нитями сарафане. Весь ее ладный облик ассоциировался с народным напевом:

Как у нас Степанида – душа
Без белил белехонька,
Без румян краснешенка.

Татьяну Капитоновну Доможилову, племянницу Сурикова и дочь его сводной сестры Елизаветы Ивановны, он написал в привычной для красноярской местности одежде. На голову девушки была надета сетка от назойливой мошки, которая спасала ее от укусов во время походов в тайгу за ягодами. Сопровождавший ее Василий Иванович залюбовался прозрачными темными переплетениями, скрывавшими, как маскарадная вуаль, погруженное в задумчивость девичье лицо, и перенес их на серую дымчатость холста. Исследователями XX века эти изображения были признаны образцовыми. Искусствовед Т.Л.Карпова в статье «Портретная концепция В.И.Сурикова» отмечала: «Женские лица на суриковских портретах мерцают в этом узорчатом обрамлении, как жемчужины в раковинах. Кисти рук спрятаны или срезаны краем холста. Платки, убранные руки придают обобщенность силуэту, как правило, очерченному четкой линией. Художник использует низкую линию горизонта, что позволяет видеть лица его моделей снизу вверх, склоняющимися над нами... в неглубоком поклоне. Избранные композиционные приемы сообщают портретным образам монументальность и значительность».
Суриков прожил в Красноярске до осени 1890 года. Он обретал на родине «хрустально-чистый родник», содержавший живительную влагу для новых творений.


следующая страница »

Суриков был историческим живописцем по призванию, по самой сущности своего таланта. История была для него вовсе не тем костюмированным спектаклем, каким видели ее живописцы-академисты, у которых даже Козьма Минин смахивал на задрапированного в тогу римлянина. Для Сурикова история была чем-то до конца родным, близким и как бы лично пережитым. В своих картинах он не судит и не выносит приговор. Он как бы зовет вас пережить вместе с ним события прошлого, вместе с ним подумать о судьбах человеческих и судьбах народных.


Суриков


Василий Суриков, artsurikov.ru © 1848-2014. Все права защищены. Пишите письма: mail (собака) artsurikov.ru
Копирование или использование материалов - только с письменного разрешения Василия Сурикова


Rambler's Top100