на главную         
Василий Суриков
Суриков Биография Картины Эскизы   Рисунки Хроно   Музеи М.Нестеров Гостевая
Статья Бенуа  Рогинская  Пикулева  Маковский  Островский  Н.Шер  Г.Чурак Ф.Волынский  Арт-сайты
Воспоминания  Волошин  Глаголь  Минченков  А.И.Суриков  Тепин  Репин Кончаловская  Ченцова

Галина Пикулева. Творчество Василия Сурикова

  
» Живая память потомков
» Дом на Благовещенской
2 - 3
» Дорога в Академию
2 - 3 - 4 - 5
» «Вселенские сборы»
2 - 3
» «Утро стрелецкой казни»
2 - 3 - 4 - 5 - 6 - 7
» «Меншиков в Березове»
2 - 3 - 4
» Поездки в Европу - 2
3 - 4
» «Боярыня Морозова»
2 - 3 - 4 - 5 - 6
» «Затмение» в судьбе
2 - 3 - 4 - 5
» «Покорение Сибири...»
2 - 3
» «Переход Суворова...»
2 - 3 - 4
» Рубежи века - 2 - 3 - 4
5 - 6
» Человек - мера всех картин
2 - 3 - 4
Суриков   

Глава седьмая - «Боярыня Морозова», продолжение

Поставив подпись на картине - прямо на снегу, художник решил, что она готова для показа на пятнадцатой передвижной выставке, открывавшейся в феврале 1887 года в Петербурге. Василия Ивановича охватывало волнение, как будет воспринято критиками и публикой его произведение. Он был осведомлен о провале на тринадцатой передвижной выставке аналогичной картины, которую представил художник А.Д.Литовченко. Живописец изобразил боярыню Морозову в тот момент, когда она, сетуя на боль в ногах, отказывалась следовать на царскую пытку. Тогда стражники насильно понесли на носилках упорную женщину, лежавшую пластом, в кремлевские покои. В связи с этим «Художественный журнал» заявил, что Литовченко «точно отбился от всякого таланта и сам себя обидел во всем». Столь же категорично высказались «Художественные новости»: «На таких полотнах особенно ясно видно, как невыгодно художнику быть в отдаленных и несколько натянутых отношениях с идеей». Насколько на самом деле оказалась «натянутой» идея картины - «махины, для которой, пожалуй, и стены не хватит», в наши дни судить трудно. По неизвестным причинам она после неудачного экспонирования исчезла, не оставив никаких повторений и репродукций.

Для «Боярыни Морозовой» Сурикова тоже понадобилось внушительное место на пятнадцатой передвижной выставке среди работ его коллег, по-прежнему ценивших в искусстве гуманную содержательность. Внимание вызывали картина «М.И.Глинка в период сочинения оперы «Руслан и Людмила» Репина, пейзажи «Дубовая роща», «Сосны, освещенные солнцем» Шишкина, жанровое полотно «На бульваре» Маковского.
Василий Поленов показал композицию «Христос и грешница», в которой он обратился к евангельской притче о молодой женщине, обвиненной в супружеской измене. Христос остановил ее хулителей: «Кто из вас без греха, пусть бросит первый камень». Вокруг этого произведения развернулась дискуссия, при этом критики сопоставляли трактовку полотна Поленова с идеями «Боярыни Морозовой» Сурикова. Поводом для нее явился обсуждавшийся в общественных кругах вопрос о положении женщин в России и их эмансипации, имевшей политические последствия. Входившая в состав «Земли и воли» Вера Засулич выстрелила в петербургского градоначальника Трепова и была оправдана судом присяжных, что вызвало манифестацию около здания суда. Ее идейная соратница Софья Перовская составила план смертельного покушения на пути следования Александра II по улицам Петербурга. Свое мнение о картинах, вызывавших актуальные для 1880-х годов ассоциации, высказывали известные писатели. В.Г.Короленко скептически заявлял о суриковском полотне: «Диссонанс, противоречие между возвышенным, могучим порывом чувства и мелкой, ничтожной, темной идеей». В.М.Гаршин, напротив, останавливал жест коллеги с занесенным словесным «камнем»: «Всякий, кто знает ее печальную историю, я уверен в этом, навсегда будет покорен художником и не будет в состоянии представить себе Федосью Прокопьевну иначе, чем она изображена на его картине... Впечатление вполне охватывает, и думаешь только о том, о чем думал художник, создавая картину: об этой несчастной, загубленной мраком женщине».

Павел Петрович Чистяков также выразил веский отзыв о работах Поленова и Сурикова, которых он в пору их выпуска из Академии включил вместе с Репиным в тройку избранных в искусстве. В письме к живописцу В.Е.Савинскому, отправленному в марте 1887 года, он подчеркивал, что поленовская картина «Христос и грешница» - «очень хорошо написанная, немножко лиловата и сочинена ниже содержания, заключающегося в этом событии». О произведении своего сибирского ученика Чистяков отозвался в более мажорных тонах, выделив ее в качестве события на передвижной выставке: «Самая выдающаяся картина - это картина В.И.Сурикова "Боярыня Морозова" (при Алексее Михайловиче). В картине этой столько жизни, столько правды и сути, - этой бесшабашной, бесконтрольной людской глупости, просто увлекаешься и прощаешь всякую технику». «Прощающая» реплика учителя, касавшаяся своеобразия письма Сурикова, означала его дальнейший отход от академической стилистики. Продолжая изобразительные искания «Утра стрелецкой казни», мастер плотно замешивал фактурную поверхность холста. Стоящим возле него зрителям хотелось шагнуть из пределов замкнутого зала в снежный покров московской улицы, а парчовые ткани на женской одежде потрогать рукой. В то же время в очень русской картине проявлялись наблюдения художника, полученные в недавней европейской поездке. Не случайно в разговоре с Волошиным Суриков обмолвился, что создавал «Боярыню Морозову» на холсте, выписанном из Парижа. Другой его биограф Тепин замечал, что тональность полотна не обошлась без влияния итальянских мастеров: «В Риме была написана "Сцена из карнавала" - произведение этюдного характера с солнцем; в свесившемся ковре ее предвидится колорит "Морозовой"».

Увлеченный отражением одного тона в другом, художник разрабатывал приемы колористической спектральности, где не было сходных мазков в наложении масла. Один только поношенный тулупчик бегущего мальчика состоял из множественных «заплаток» - охристых, зеленых, желтых. Новаторские способы владения кистью отнюдь не разъединяли общую композицию на составляющие элементы, они усиливали ее реалистическую и народную жизненность. «Суриков создал теперь такую картину, которая, по-моему, есть первая из наших картин на сюжеты из русской истории, - говорил критик В.В.Стасов. - Выше и дальше этой картины наше искусство, то, что берет задачей изображение старой русской истории, не ходило еще».


следующая страница »

"Разумеется, Суриков - русский художник. Он не чувствует и не любит абсолютной красоты форм, и он в погоне за общим поэтическим впечатлением подчиняет чисто формальную сторону содержательной. Несомненно, это слабое место в его творчестве. Но уже за то ему спасибо, что он сумел пренебречь ложной, академически понятой красотой форм, а главное, за то, что он сумел, отдаваясь вполне своему вдохновению, найти что-то совершенно своеобразное, новое, как в рисунке, так и живописи и в красках. По краскам не только «Морозова», но все его картины прямо даже красивы. Он рядом с Васнецовым внял заветам древнерусских художников, разгадал их прелесть, сумел снова найти их изумительную, странную и чарующую гамму, не имеющую ничего похожего в западной живописи." (А.Н.Бенуа)


Суриков


Василий Суриков, artsurikov.ru © 1848-2014. Все права защищены. Пишите письма: mail (собака) artsurikov.ru
Копирование или использование материалов - только с письменного разрешения Василия Сурикова


Rambler's Top100