на главную         
Василий Суриков
Суриков Биография Картины Эскизы   Рисунки Хроно   Музеи М.Нестеров Гостевая
Статья Бенуа  Рогинская  Пикулева  Маковский  Островский  Н.Шер  Г.Чурак Ф.Волынский  Арт-сайты
Воспоминания  Волошин  Глаголь  Минченков  А.И.Суриков  Тепин  Репин Кончаловская  Ченцова

Галина Пикулева. Творчество Василия Сурикова

  
» Живая память потомков
» Дом на Благовещенской
2 - 3
» Дорога в Академию
2 - 3 - 4 - 5
» «Вселенские сборы»
2 - 3
» «Утро стрелецкой казни»
2 - 3 - 4 - 5 - 6 - 7
» «Меншиков в Березове»
2 - 3 - 4
» Поездки в Европу - 2
3 - 4
» «Боярыня Морозова»
2 - 3 - 4 - 5 - 6
» «Затмение» в судьбе
2 - 3 - 4 - 5
» «Покорение Сибири...»
2 - 3
» «Переход Суворова...»
2 - 3 - 4
» Рубежи века - 2 - 3 - 4
5 - 6
» Человек - мера всех картин
2 - 3 - 4
Суриков   

Глава третья - «Вселенские сборы» в храме Христа Спасителя, продолжение

Художник не скрывал от коллег, что писал фрески так, как требовали: «Мне нужно было денег, чтобы стать свободным и начать свое». За двухлетний труд на хоpax он получил сумму в 10000 рублей. Кроме материальной выплаты, Суриков был награжден орденом святой Анны третьей степени и золотой медалью на Александровской ленте. В мае 1883 года состоялось освящение храма Христа Спасителя. Под колокольный звон вокруг его стен прошел крестный ход. Император Александр III принял парад войск в составе сорока пяти рот, затем царская чета и московский митрополит Иоанникий подошли к главному престолу и алтарю. Владыка отслужил божественную литургию в присутствии высших иерархов, министров, дипломатического корпуса, свиты императорского величества, ветеранов Отечественной войны. В унисон с патриотическим событием была исполнена увертюра Петра Ильича Чайковского «1812 год».
«Вселенские соборы» надолго связали Василия Сурикова с Москвой. В декабрьском письме 1878 года он сообщил родным свой адрес на Плющихе в доме Ахматова, как обычно, поинтересовался семейными новостями, расспросил брата о предстоявшей ему военной службе, послал деньги матери на теплое платье и обувь. О своей личной жизни он был краток: «Живу ничего, хорошо, здоров», умолчав о том, что она претерпела изменения. Прошло одиннадцать месяцев, как Суриков сочетался браком с Елизаветой Августовной Шарэ. Его знакомству с будущей женой способствовало увлечение музыкой. Василий Иванович собирал тетради нот и переложил для исполнения на гитаре «Лунную сонату» Бетховена. Приходя в дом пианиста и дирижера Александра Ильича Зилоти, он просил его жену Веру Павловну сыграть темперированный клавир Иоганна Себастьяна Баха. В Петербурге художник слушал органные произведения в католической церкви святой Екатерины на Невском проспекте. Во время воскресной мессы он обратил внимание на двух прихожанок, замиравших в восторге от басовитых звуков, возносившихся к сводам костела. Одна из них напоминала юных сибирячек, большеглазых, белолицых, с ладно убранными темными косами. Правда, была она хрупкой в талии, одетой по образцам из модного журнала. Наконец, поклонник Баха решил обратиться к чуткой слушательнице, назвал свою фамилию и профессиональные занятия. Выяснилось, что образованная Елизавета Шарэ знала его картины по репродукциям в журнале «Всемирная иллюстрация». Суриков был приглашен в дом на Мойку, где воспитывал четырех дочерей парижанин Август Шарэ, который ведал предприятиями по доставке и продаже в России образцов европейской бумаги. А его жена Мария Александровна состояла в родстве с декабристом Петром Николаевичем Свистуновым.

Корнет кавалергардского полка разделял идеи радикального переустройства России, которые выдвигали члены Северного общества, считавшие, что монархию следует заменить республиканской формой правления. После восстания 14 декабря 1825 года на Сенатской площади Свистунов был арестован, допрошен в Петропавловской крепости и по приговору суда отбывал наказание в сибирской ссылке. Выйдя на поселение, декабрист купил дом в Тобольской губернии и поступил на службу в Комитете по рассмотрению законов для бродячих и кочевых народностей, облегчавших их бедственную участь. Сообщество декабристов придавало тобольской жизни особый отпечаток. Свистунов нередко устраивал театральные вечера, где перед местной интеллигенцией и купцами выступали приезжавшие на гастроли артисты. В 1857 году газета «Тобольские губернские ведомости» написала о его благотворительной деятельности: «Невольно вспоминаем П.Н.Свистунова, который в продолжении своего одиннадцатилетнего пребывания в Тобольске, кажется, из рук не выпускал виолончели и не только не отказывался от какой бы то ни было музыкальной партии, только и жил одной музыкой». Замечательный ум и душевная чуткость делали Свистуновых, где бы они ни находились - в Сибири или в Петербурге, притягательными в обществе. Так, Лев Николаевич Толстой писал, что общение с декабристом переносило его на высоту чувства, которое очень редко встречается в жизни и всегда глубоко трогает. Впитавшая по линии матери эти наследственные черты Елизавета Августовна пленила Сурикова. В декабрьский мороз 1877 года он приехал из Москвы и с твердыми намерениями переступил порог дома на Мойке. Старший Шарэ, куривший сигару в кабинете, не ожидал подобного визита, начавшегося с фразы: «Я пришел просить руки вашей дочери Елизаветы Августовны». В натянутый момент девушка вошла в комнату и взяла под руку Сурикова: «Я согласна, папа». Август Шарэ в продолжившемся разговоре убедился, что его любимица обретет в браке достойного спутника из неведомой для него Сибири.

Василий Иванович, выдержавший волнительное знакомство с родителями невесты, не был уверен в том, что в красноярском доме положительно воспримут его женитьбу. Прасковья Федоровна всегда ревностно относилась к тому, что было связано со старшим сыном, а повезти Елизавету Августовну на семейный показ он не мог из-за продолжительной работы в Москве. Поэтому Василий Иванович не сообщил родным о предстоявшем венчании и не получил материнского благословения.
Любовь настолько охватила импульсивную натуру Сурикова, что без Лизоньки с ее лучезарными очами он не мыслил больше своего существования. О благополучном исходе помолвки сохранилась семейная легенда, изложенная в книге внучки художника - писательницы Натальи Кончаловской «Дар бесценный»: «Венчались они 25 января во Владимирской церкви. На свадьбу явилась вся многочисленная родня Шарэ - Свистуновых... А жених пригласил только семейство сибиряков Кузнецовых, которые заменяли ему родню, да любимого учителя и друга Павла Петровича Чистякова. Поздравляли молодых на Мойке. Пенилось шампанское в хрустале, и на столе были блюда с искусно приготовленными французскими закусками и фруктами. Молодые - сияющие, смущенные - принимали поздравления, ловя друг друга вопрошающими, счастливыми глазами. В этот же вечер они должны были отбыть в Москву... И вот пришло расставание. И только когда поплыла назад платформа с провожающими, махавшими и кричавшими вслед что-то непонятное, молодожены почувствовали, что где-то там, за исчезавшими тусклыми вокзальными фонарями, остались их две жизни, прожитые врозь».


следующая страница »

Василий Суриков: "Идеалы исторических типов воспитала во мне Сибирь с детства. Она же дала мне и дух, и силу, и здоровье». Сибирь многое объясняет в творчестве художника, но для того чтобы красноярский юноша, выучившийся в Академии художеств на стипендию местного купца-мецената, стал великим русским живописцем Суриковым, нужны были могучий талант, причем талант истинно русский, глубоко национальный, патриотизм, демократичность и высокая гражданственность, большая живописная, профессиональная культура и обширные знания, целеустремленность и сила воли. Наконец, неповторимый дар угадывания истории, не столько буквы, сколько ее духа, правды давно минувших веков.


Суриков


Василий Суриков, artsurikov.ru © 1848-2014. Все права защищены. Пишите письма: mail (собака) artsurikov.ru
Копирование или использование материалов - только с письменного разрешения Василия Сурикова


Rambler's Top100