на главную         
Василий Суриков
Суриков Биография Картины Эскизы   Рисунки Хроно   Музеи М.Нестеров Гостевая
Статья Бенуа  Рогинская  Пикулева  Маковский  Островский  Н.Шер  Г.Чурак Ф.Волынский  Арт-сайты
Воспоминания  Волошин  Глаголь  Минченков  А.И.Суриков  Тепин  Репин Кончаловская  Ченцова

Письма Сурикова

  
» Введение - 2 - 3 - 4 - 5

» Письма Сурикова - 2 - 3 - 4 - 5 - 6 - 7 - 8 - 9 - 10 - 11 - 12 - 13 - 14 - 15 - 16 - 17 - 18 - 19 - 20 - 21 - 22 - 23 - 24 - 25 - 26 - 27 - 28 - 29 - 30 - 31 - 32 - 33 - 34 - 35 - 36 - 37 - 38 - 39 - 40 - 41 - 42 - 43 - 44 - 45 - 46 - 47 - 48 - 49 - 50 - 51 - 52 - 53 - 54 - 55 - 56 - 57 - 58 - 59 - 60

» Письма Сурикову - 2 - 3 - 4
Василий Суриков

В Нижнем Новгороде тоже жили дней пять и там тоже смотрели все, что заслуживает внимания. Катался я раз там по Покровской улице и видел мельком Катерину Павловну. Мы с Лавровым ехали скоро, и она тоже с какою-то дамой. Лавров заметил, что это она, но раскланяться не успел. Это было в день нашего отъезда из Нижнего. Оттуда мы ехали до Москвы по железной дороге, и я с Лавровым сидел в вагоне второго класса. Сильно бежит поезд, только ужасно стучит, как будто бы громадный какой конь. На станциях этой дороги останавливались и обедали, ужинали, пили чай, только это делалось с поспешностью, так как самая большая остановка была на четверть часа, а то на три, четыре и пять минут иногда остановка была и на час, если только дожидались другого поезда.
Из Москвы тоже ехали в Питер по железной дороге. Из окон вагона все видно мелькающим. Иногда поезд летит над громадною бездной, и когда глядишь туда, то ужас берет. Дорога шириною не более аршина, и вагон шириною в сажень; колеса находятся как раз посредине вагона снизу; стало быть, края вагона свешиваются над пропастью, и летит будто по воздуху, так дороги под собой не видно. Перед тем когда поезд отходит, то раздается такой свист пронзительный, что хотя уши затыкай. Сначала поезд тихонько подвигается, а потом расходится все сильнее и сильнее и наконец летит как стрела. Во втором классе очень хорошо убрано, как в комнате, и стоят диваны один против другого с двух сторон, где помещаются и дамы и кавалеры; очень весело бывает ехать, потому что идет оживленная беседа, далеко за полночь, наконец все утихает, а шумит только один поезд. По Петербургской железной дороге лучше ехать, потому что менее трясет. В Казани тоже останавливались дня четыре, и там видел все древние исторические постройки. Мне очень понравился этот город, лучше всех по веселой жизни своей. От Казани мы до Нижнего все по большей части ехали по Волге и много городов видели по ней. Теперь поговорю о себе. Петр Иванович Кузнецов хлопочет о помещении меня в Академию или сначала, может быть, в приготовительную школу Академии, где нужно будет подготовиться в рисовании и науках для академического экзамена; может быть, примут в Академию и с моим свидетельством из уездного училища - мне это говорил в Эрмитаже придворный. Теперь живу покуда ничего не делая, так как на дворе масленица. Начну учиться, бог даст, с первой недели поста, тогда опять напишу немедленно об этом. Я здоров. Каково Саша учится? Напишите поскорее, мамаша. Сереже напишу. Ему поклон посылаю, также и крестниньне и Таничке. Целую вас всех.
Василий Суриков

В Тюмени я слышал от одного поляка, который жил в Теси, будто Сережа женится на Александре Федосовне. Неужели правда?
Напишите обо всем. Как Вы, мамаша, живете с Сашей.
Сэру Давыдову скажите, что я жив. Кожуховскому поклон.
Адрес мне: в Петербург. Милостивому государю Петру Ивановичу Кузнецову, живущему на Спас-Преображенской улице, дом Лисицына, для передачи Василию Ив. Сурикову.
На Невском проспекте я встретился с Павлом Николаевичем Замятиным. Поговорили.


П.Ф. и А.И. Суриковым. Петербург, 10 июня 1869

Здравствуйте, милые мамаша, Саша и Сережа (если только он с вами)!
Скажите, пожалуйста, отчего вы не пишете мне? Написали 4 марта письмо, да им закончилиа думая, что этим совершили громадное дело. С тех пор прошло с лишком два месяца и в них можно было бы черкнуть хотя слово. Вот и мучишься разными предположениями о вашем благосостоянии сейчас и начнешь предполагать, что вы и нездоровы, да, пожалуй, еще и умерли, да боятся мне написать, а между тем неизвестность есть хуже всего. Словом, подчас делается невыносимо больно... вы ведь знаете, какой я тревожливый, уверяю вас, что вы меня не рассердите, если будете писать каждый день. Вот я какое обязательство налагаю на вас, мои друзья: чтобы каждый месяц или даже 15 и 30-го числа уведомлять меня о состоянии здоровья и проч. ваших высокопочтенных особ. Если же вы этого не будете исполнять, то я вам буду давать знать о себе через два месяца. А то что, в самом деле, - пиши, пиши им, а они и ухом не ведут! Адрес мой тот же: Петру Ивановичу Кузнецову у Спаса Преображения, дом Лисицына, для передачи В.И.Сурикову. О себе скажу, что я здоров. Готовлюсь к экзамену в Академию, осталось повторить только всеобщую историю, а то все повторил. Время идет довольно весело: гуляю в Летнем саду почти каждый день, вчера ездил на гулянье в Новую Деревню на дачи, был в Петергофе, скоро поеду в Царское Село. Поездки эти стоят недорого: по железной дороге туда копеек 25 и 40 и обратно. Из Новой Деревни ехал на пароходе по Неве. Семейство П.И.Кузнецова все уехало за границу и возвратится осенью. Сам Петр Иванович, я думаю, уже в Красноярске? Я с ним послал картины.
Напишите, как дела идут насчет определения в гимназию Саши. Постарайтесь, чтоб его определить. Сережа, я думаю, получил мое письмо; если же получил, то напиши что-нибудь.
Жду от всех письма.
До свидания. Ваш В. Суриков
Здесь я еще встретил Савицкого, Смелянского и Ивана Евгеньевича Иванова, расспрашивал Смелянского об вас.


П.Ф. и А.И. Суриковым. Петербург, 7 августа 1869

Здравствуйте, милые мамаша и Саша!
Третьего дня получил от вас письмо, писанное Танечкой, в котором была вложена доверенность, объявление почтовой конторы о деньгах мне. Оно было еще послано в январе. Нужно бы вам его послать раньше ко мне, как только получили. Теперь думаю, получите ли вы эти деньги, так как деньги на почте, как говорят, могут лежать только три месяца, а теперь вот скоро семь месяцев прошло. Ну, а я все-таки послал объявление это в участок засвидетельствовать, что я доверяю получить Вам деньги; Вы и сходите с ним в контору. Если получите письмо из конторы с деньгами, то Вы, мамаша, напишите ко мне, от кого оно, уж не от отца ли Феодосия?1 Он, может быть, послал новые деньги на книги. Да, кстати, послали ли Вы, мамаша, ему книги, которые мы с вами купили у семинаристов? Уведомьте того, кто прислал деньги, что раньше получить не могли письма его, так как у Вас не было доверенности от меня получить письмо. Вы еще спрашивали меня, мамаша, что искать ли нам имение дяди? Я скажу, что если есть возможность, то отчего же и не требовать? Ведь Попов же домогается? Он, положительно, не имеет никаких прав на это, а мы имеем, так как дядя был нам родня. Попросите Ив.Ив.Корха, он может быть вам поможет. Насчет Саши Вы писали, что просили Чебакова. Попросите еще его и от моего имени, чтобы он позаботился о Саше.


следующая страница »

"А как любил Суриков жизнь! Ту жизнь, которая обогащала его картины. Исторические темы, им выбираемые, были часто лишь "ярлыком", "названием", так сказать, его картин, а подлинное содержание их было то, что видел, пережил, чем был поражен когда-то ум,, сердце, глаз внутренний и внешний Сурикова, и тогда он в своих изображениях - назывались ли они картинами, этюдами или портретами - достигал своего "максимума", когда этому максимуму соответствовала сила, острота, глубина восприятия."


Суриков


Василий Суриков, artsurikov.ru © 1848-2014. Все права защищены. Пишите письма: mail (собака) artsurikov.ru
Копирование или использование материалов - только с письменного разрешения Василия Сурикова


Rambler's Top100