на главную         
Василий Суриков
Суриков Биография Картины Эскизы   Рисунки Хроно   Музеи М.Нестеров Гостевая
Статья Бенуа  Рогинская  Пикулева  Маковский  Островский  Н.Шер  Г.Чурак Ф.Волынский  Арт-сайты
Воспоминания  Волошин  Глаголь  Минченков  А.И.Суриков  Тепин  Репин Кончаловская  Ченцова

Письма Сурикова

  
» Введение - 2 - 3 - 4 - 5

» Письма Сурикова - 2 - 3 - 4 - 5 - 6 - 7 - 8 - 9 - 10 - 11 - 12 - 13 - 14 - 15 - 16 - 17 - 18 - 19 - 20 - 21 - 22 - 23 - 24 - 25 - 26 - 27 - 28 - 29 - 30 - 31 - 32 - 33 - 34 - 35 - 36 - 37 - 38 - 39 - 40 - 41 - 42 - 43 - 44 - 45 - 46 - 47 - 48 - 49 - 50 - 51 - 52 - 53 - 54 - 55 - 56 - 57 - 58 - 59 - 60

» Письма Сурикову - 2 - 3 - 4
Василий Суриков

А.И.Сурикову. Лето 1896

Здравствуй, дорогой наш Саша!
Я не писал тебе, что мы не остались жить у моря. Я там не мог вынести сырого климата. Так что три недели только там жили. Теперь я поселился около Москвы недалеко. Помнишь Перерву и Коломенское. Здесь и доживем лето. Хоть все русские и то слава богу. А то поганые немцы мне надоели. И на что мы их захватили с Петром Великим - не знаю. Петру море нужно было. Немецкие названия у улиц теперь понемногу уничтожают и дают русские. Эти остзейские немцы хуже раза в три настоящих заграничных. Ну, да черт с ними. Я никогда туда больше не поеду. Нашел новую квартиру на Тверской. Лене два шага до гимназий. И можно работать мне. Окна большие. Только страшно дорого, 60 р. в месяц с переездами. Я тебе долго не писал. Прости. Не знаю, писал ли ты в Ригу. Письма не получал, а то перешлют. Если будешь писать, то пиши: по Московско-Курской жел. Дороге, ст. Люблино, до востребования. Мы все здоровы, слава богу. Я еще нанял другую квартиру, да три дня, еще по приезде из Риги, прожил, оказалась сырая, я и переехал на Тверскую. Хорошо еще, что вперед дал только за 10 дней. Покуда искал, их зажил. Беда с квартирами. Мечтаю, когда Лена кончит гимназию, с тобой вместе жить навсегда в Красноярске. А то совсем измучился. Хочу поспокойнее пожить. Будь здоров.
Любящий тебя брат твой В.Суриков


А.И.Сурикову. Москва, 31 октября 1896

Здравствуй, дорогой наш Саша!
Прости, что долго не писал. Все переезды наши с квартиры на квартиру отчасти виной были. Сняли одну - сырая, принуждены были съехать. Теперь ничего, на самой бойкой улице - на Тверской. Совсем квартир нету в Москве. Я работал рисунки для одного издания «Царская охота». Картины большой еще не начинал, с духом собираюсь. Я очень беспокоюсь о твоем здоровье. Что, прошла ли инфлюэнца? Берегись ты, пожалуйста. Это лето, бог даст, непременно увидимся. Только бы дожить. Ты пишешь про Лоскутова. Он был у меня. Я про его способности не могу сказать ничего особенного. Ничем себя еще не заявил. Насчет денег, посланных председателем, я никаких сведений не имею. Он приходит ко мне, справляется о них. Я ему показал телеграмму председателя от 29 сентября на мое имя, а денег до сих пор не получал, хотя сегодня 30 октября. Справься, Саша, на чье имя посланы деньги Лоскутову, чтобы он не беспокоил своими справками о них. Получил твои карточки на коне. Ты таким молодцом сидишь на коне. Меня очень порадовало, будто тебя повидал. Верочку Дьяченко я встретил в Петербурге, она с кем-то ехала по улице. Она сказала, что поступает на курсы. Квартира у нас не сырая. Есть швейцар у двери и газовое освещение на лестнице. Плачу 60 рублей без дров. Вода проведена в краны. Лена ходит в гимназию - два шага или немного более, Оля поступила в школу музыки. А то учительницы домашние тянут без конца и толку мало. Крутовского не видел, он ко мне не заходил. Берегись, не простужайся. Мы все тебя об этом просим. За конем пусть работник ходит. Скоро ли увидимся? Об мамочке подал поминанья и о всех нам дорогих. Будем часто писать теперь. Целую тебя.
Твой брат В.Суриков
Поклонись от меня председателю, Гоголевым и товарищам твоим и Тане.


С.Д.Милорадовичу. Москва. 1896

Картина Ваша очень хороша. Лицо Гермогена отнюдь не трогайте - оно удалось. Руку у заставляющего подписать надо прибавить в толщину. У Гермогена надо нарисовать. Следки у поляка в мантии надо увеличить. Скомпонована картина очень хорошо. Огонь краснее надо (пламя). Ножку и у стола толще, и у человека, опирающегося на стол, правый следок больше. Я еще зайду поговорить о картине к Вам.
Ваш В.Суриков


А.И.Сурикову. Москва, 10 декабря 1896

Здравствуй, дорогой наш Саша!
Я послал тебе сапоги, но не успел вложить туда письма, так как на почту боялся опоздать из магазина. Не знаю, не малы ли? Меряли - 6 вершков. У меня был Ставровский. Славный малый. Ты писал, что в Красноярске нету снега, а здесь, в Москве, чуть не по колена выпал. Очень тепло стоит - градусов 5 холода. С Еленчика хочу карточку завтра снять. Она какая-то не охотница сниматься. Ну, да для дяди Саши надо. Получишь письмо от А.Н.Диотронтова, где он выяснил недоразумение насчет Лоскутова денег. Теперь я с ним, Лоскутовым, покончил вопросы о них. На днях был у меня Чернышев, что-то хворает все: говорит инфлюэнца. Он передавал, что дрова стали дешевле в Красноярске; то, говорит, что до 6 рублей доходили за сажень. Неужели правда это? Я все работаю над композицией Суворова. Уже заказал холст из-за границы. Не знаю, как выйдет картина, но надеюсь на божию помощь. Чай получил. Спасибо. Хороший очень, в Москве такого нет. А что, черемушки нет сушеной или пропастинки? Должно быть, ныне не стреляют коз? Если встретится на базаре, пошли. Ну, целую тебя, берегись, будь здоров.
Твой Вася


следующая страница »

"Суриков и Достоевский - два великих национальных таланта, родственных в их трагическом пафосе. Оба они прошли свой земной путь, как великий подвиг. Прими наш низкий поклон, великий русский художник".


Суриков


Василий Суриков, artsurikov.ru © 1848-2014. Все права защищены. Пишите письма: mail (собака) artsurikov.ru
Копирование или использование материалов - только с письменного разрешения Василия Сурикова


Rambler's Top100