на главную         
Василий Суриков
Суриков Биография Картины Эскизы   Рисунки Хроно   Музеи М.Нестеров Гостевая
Статья Бенуа  Рогинская  Пикулева  Маковский  Островский  Н.Шер  Г.Чурак Ф.Волынский  Арт-сайты
Воспоминания  Волошин  Глаголь  Минченков  А.И.Суриков  Тепин  Репин Кончаловская  Ченцова
Галерея живописи Василия Сурикова

Достоевский сказал, что нет ничего фантастичнее реальности. Это в особенности подтверждают картины Сурикова. Его казнь стрельцов среди насупившейся Красной площади, со зловещим силуэтом Василия Блаженного позади, с мерцающими в утренней мгле жалкими свечками, с процессией искалеченных людей, плетущейся под грозным взором Антихриста Царя, гениально передает весь сверхъестественный ужас начинающейся петровской трагедии. Эпилог ее изображен еще с большей простотой и еще с большей силой: низкая, душная изба, в которой сидит огромный великан Меншиков, окруженный своими несчастными детьми, сильно напоминает «Баню с пауками» Свидригайлова. Страшное лицо бывшего герцога Ингерманландского прекрасно годилось бы для скованного Прометея. Глядя на лицо умирающей Меншиковой, вспоминается несчастная, тихая, милая, ни за что погубленная Лиза из «Подполья», исчезающая во мгле зимних безнадежных сумерек среди хлопьев мокрого снега. Одно замерзшее оконце в этой картине передает весь чарующий ужас зимы; чувствуются за этим окном белая мертвая гладь и безжалостный холод. Слова Священного писания, которыми искушенный бесом гордыни и ныне наказанный исполин пытается утешить свою истерзанную душу, звучат в этой обстановке торжественнее, значительнее, но и страшнее, нежели в самом величественном храме. Даже в «Завоевании Сибири», этой «батальной» по сюжету картине, есть та же мистическая нота. Кучка казаков, напирающая под знаменем «своего Бога», и несметные, скомканные полчища дикарей, вдохновенное лицо и простой, но могучий жест героя-гения Ермака, наконец, тусклый, полный щемящей тоски пейзаж — все это того же трагически-мистического порядка, как и «Меншиков», как «Петр», все это пахнет не то Богом, не то чертом, во всяком случае, не одним человеком.

   
» Первая
» Вторая
» Третья
» Четвертая
» Пятая
» Шестая


Обь

Река Обь, 1895

Убийство Юлия

Убийство Юлия Цезаря. Около 1875
Девушки

Портреты Меншиковых,
1882
Альказар

Севилья. Альказар,
1910
Стрелец

Стрелец. Около 1880


Халкидонский Собор

Четвертый Вселенский Халкидонский Собор, 1876

Карнавал

Римский карнавал,
1884

Саломея

Саломея приносит голову Иоанна Крестителя своей матери Иродиаде, 1872
Дерягина

Портрет Е.К.Дерягиной, 1879
Третьякова

Портрет А.Н.Третьяковой, 1910-е
Доможилова

Портрет Т.К.Доможиловой, 1891
Молодая женщина

Портрет молодой женщины в шубе с муфтой, 1890
Есаул

Портрет есаула в летней форме
Церковь

Церковь, 1910

Горы

Снежные горы, 1897

Улица

Помпея. Улица, 1884

Христос

Исцеление слепорожденного Иисусом Христом, 1888
Россиянка

Натурщица в старинном русском костюме, 1882

Девочка

Портрет К.М.Верхотуровой, 1890

Сквер

Сквер перед Музеем изящных искусств в Москве, 1910-е


эскизы художника »

"Суриков не только великий реалист-ученый, но по существу своему поэт, и, быть может, сам того не сознавая, этот художник обладает огромным мистическим дарованием. Как Менцель близок по духу мистику и реалисту Гофману, так точно Суриков близок по духу мистику и реалисту Достоевскому. Лучше всего это сходство заметно в его женских типах, как-то странно соединяющих в себе религиозную экстатичность и глубокую, почти сладострастную чувственность. Это те же «хозяйки», «Грушеньки», «Настасьи Филипповны». Но и все у Сурикова, у этого неумолимого реалиста, отзывается чем-то сверхъестественным - не то Богом, не то бесом."


Суриков


Василий Суриков, artsurikov.ru © 1848-2014. Все права защищены. Пишите письма: mail (собака) artsurikov.ru
Копирование или использование материалов - только с письменного разрешения Василия Сурикова


Rambler's Top100